Александр Мещеряков «Остаётся добавить…»

Новая книга известного востоковеда. Александр Мещеряков написал и перевел более трех десятков книг. Среди них: «Terra Nipponica: среда обитания и среда воображения» (научная), «Книга японских символов» (околонаучная), «Здесь был ледник» (поэтическая), «Записки дачного человека» (прозаическая), «Рассказы на ладони» (переводная). Японист, поэт, прозаик и просто человек рассказывает о своей жизни, в которой сошлись разные страны и разные люди. В ней нашлось место и арбатским переулкам, и речке Истре, и горе Фудзи. Собеседники автора разговаривают на языке коммунальной кухни, научной мысли, поэзии. Все...

Дорис Бахманн-Медик «Культурные повороты. Новые ориентиры в науках о культуре»

В книге Дорис Бахманн-Медик рассматривается сложная конфигурация современных наук о культуре, которая начинает складываться со второй половины ХХ века и продолжает менять свои контуры по сей день. Автор выделяет семь парадигмальных смен исследовательского фокуса, или "культурных поворотов": интерпретативный, перформативный, рефлексивный, постколониальный, переводческий, пространственный и пикториальный/иконический. В исследовании подробно описывается контекст возникновения, основные теоретические установки и аналитические категории каждого из "поворотов", а также то влияние, которое они оказали на самоосмысление отдельных дисциплин и развитие междисциплинарных предметных областей. Особое внимание уделяется...

Дени Дидро «Письмо о книжной торговле»

  Впервые на русском языке. Полное название труда французского писателя и философа-просветителя, написанного в 1763 году и до сих пор не потерявшего своей актуальности: «Историческое и политическое письмо к магистрату о книжной торговле, её прежнем и нынешнем состоянии, её регламентах, её привилегиях, о негласных разрешениях, о цензорах, о разносчиках книг, о переходе через мосты и о других предметах, касающихся управления книжным делом». Формально «Письмо» обращено к Антуану де Сартину, который ведал во время написания письма книжной цензурой. Но маловероятно, что оно задумывалось...

Донна Харауэй «Манифест киборгов»

В этом эссе Харауэй утверждает, что всякое знание несет на себе отпечаток того места/позиции/ситуации, в которой оно производится. Это не значит, что при этом знание становится неизбежно субъективным и относительным. Наоборот. Только в случае, если мы откажемся от того, чтобы играть в God’s trick, размещая себя в качестве бестелесных субъектов-наблюдателей, парящих в высотах абстракции и незаинтересованно окидывающих мир своим всевидящим взором, становится возможной объективность. Ситуационная, частичная, политическая. К тому же, как замечает Харауэй, лучше смотреть не с надмирных высот,...

Амос Оз «Иуда»

Новый роман израильского классика, удостоенный престижных литературных премий. Эта книга о предательстве и его сути, о темной...